Древний Рим битва за причерноморье

 

Крушение понтийской державы - Русские Афины | Новости Греции

Митридатовы войны: республика наносит ответный удар

72 год до н. э. Понтийский царь Митридат Евпатор, попытавшийся было выбросить римлян из Азии, потерпел неудачу при осаде Кизика и проиграл первый этап очередной войны с Римом. Для лоскутной империи Митридата постоянные успехи её правителя были залогом политического мира и стабильности, насколько это вообще было возможно для эллинистического государства в I веке до н. э.

После первой войны с Римом Митридату пришлось собирать свою державу вновь, так что, если царь планировал сохранить под своим контролем Черноморье, ему следовало срочно добиться хоть каких-то успехов в борьбе с Римом. Для Республики понтиец был частной проблемой, мешавшей растущей римской экспансии в Азии, но не представлявшей смертельной опасности для Города. Времена, когда чужестранцы угрожали самому существованию сената и народа Рима прошли — главным врагом Республики стали её социальные и внутриполитические противоречия, а не внешние враги. И хотя силы сторон были неравны, Митридат не собирался сдаваться, собирая новые силы и пытаясь склонить соседей к войне с Римом.

Карта кампании 73-71 гг. до н.э.

Карта кампании 73-71 гг. до н.э.

После разгрома понтийских войск у Геллеспонта и неудачной экспедиции Митридата во Фракию ответ римлян не заставил себя ждать: зимой 72/71 годов консул Лукулл с армией вторгся из земель галатов в сам Понт и достиг южного берега Черного моря, чего дотоле не удавалось ни одному из римских полководцев. Легионы расположились в окрестностях Амисы и Темискиры и осадили эти два важных города державы Митридата, оказавшие ожесточённое сопротивление захватчикам.
Одновременно со вторжением в Понт римлянам удалось разгромить флот Митридата, базировавшийся в Эгейском море. Сам царь отступил на юго-восток, за реку Лик (совр. Келькит) к городу Кабира (совр. Никсар), где сумел собрать новую армию, насчитывавшую, по свидетельству античных авторов, около 50 000 воинов (в том числе 8 000 конницы). Здесь Митридат столкнулся с неприятной реальностью: один из ближайших сподвижников Митридата и его молочный брат Дорилай оказался организатором заговора против своего благодетеля, в который были вовлечены представители многих знатных семей царства. Заговор был раскрыт, участники казнены или брошены в темницу, однако уверенности в своих силах Митридату это не прибавило. Стало ясно, что многие готовы договариваться с римлянами ради сохранения своего положения.

Римский легион: железная поступь воинов Рима

Весной 71 года до н. э. Лукулл двинулся к Кабиру, намереваясь закончить войну, нанеся поражение Митридату и сокрушив остатки его войск. Узнав о приближении римлян Митридат сам перешёл Лик и напал на римский авангард. Примечательно, что командир передового отряда понтийцев, подав Митридату сигнал о приближении неприятеля… сам перешёл на сторону римлян, что, впрочем, им не помогло. За Ликом в конной битве Митридат наголову разгромил римских всадников да так, что в плен к царю попал командир конницы римлян. Это поражение поставило крест на планах Лукулла по скорейшему завершению войны, более того, римлянам пришлось отступить в лесистые гористые области к северу от Лика, где они испытывали нужду в продовольствии.

Казалось, что теперь уже Митридат был в шаге от победы и вот-вот разгромит консула и горделивых пришельцев, однако здесь сказалось качественное превосходство римской военной машины над разобщённой митридатовой армией. Во время фуражировки солдатам Лукулла удалось заманить посланный на перехват отряд понтийцев и совершенно рассеять его, что тяжело сказалось на боевом духе армии Митридата. Когда приближённые царя попытались покинуть лагерь, вывезя все свои ценности, в понтийском стане вспыхнул бунт: воины бросились расправляться с беглецами, а после попросту разбежались. Лукулл, заслышав шум, попытался воспользоваться ситуацией и отправил конницу за теми, кто успел убежать, остальных же блокировал в лагере, взяв богатую добычу.

Воины-боспоряне армии Митридата.

Воины-боспоряне армии Митридата.

Самому Митридату лишь чудом удалось уйти от погони, после чего царь бежал в Армению к своему союзнику — армянскому царю Тиграну II. Таким образом, понтийский царь, как и в юности, вновь оказался в изгнании, а сам Понт был захвачен римлянами. Лишь несколько сильнейших крепостей на черноморском побережье продолжали оказывать сопротивление, однако Лукулл был не из тех, кто отступал перед трудностями. Сначала был взят Эвпаторий, затем Амис и Гераклея. Более того, Лукулл оказался не только талантливым стратегом, но и отличным администратором: ему удалось провести целую серию реформ, облегчив положение жителей провинции Азия, что создало прочную базу для дальнейших операций римлян.

В самом Риме, к слову, действия консула по прекращению беззастенчивого грабежа местных римскими ростовщиками были встречены с большим неодобрением. Для понтийского царя положение усугубилось ещё и тем, что собственный сын Митридата Махар, правивший Боспором и Колхидой, оказал помощь римлянам при осаде столицы Понта Синопы, что предрешило падение города, сожжённого и разграбленного римлянами. Осенью 70 года была взята Амасия и весь Понт оказался под властью Лукулла. Казалось, что с Митридатом и его царством покончено, а Рим получил не только богатства царской казны и захваченных городов, но и прирос территориями в Азии. Консул даже отправил в сенат послание, в котором сообщал, что Митридат побеждён и война окончена, однако всё было далеко не так просто.

via

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *