Какая Русь является изначальной. В поисках начала

Откуда есть и когда пошла земля Русская? Год рождения России - 637.: vg_saveliev — LiveJournal

В поисках «Руси изначальной»: одна из… скольких?

Итак, осторожно вступаем в бурлящую интернет-реку по вопросу происхождения «государства Русь». Исходные данные, конечно, — безапелляционны, сносят сильным течением в сторону сомнительного утверждения «Повести временных лет». Где «Русь» (территории балтийских, финно-угорских и восточно-славянских племён) получила своё название от варягов. До их «призвания» земли первого русского государства с этносами-народами, племенами существовали под своими собственными названиями. Это мы попробуем на ядовитый зуб позже, пока не лишним будет посчитать — сколько «Руси», в виде версий происхождения, вообще на белом свете мучается.

Термин «Русь» — считается наукой экзонимом. То есть, принесен в наши земли извне. Кем и откуда — сие есть тема знатного срача вдумчивого анализа и спора. Не было ли оно уже в этих широтах в качестве самоназвания кого-либо? Только ли варяги, соседствующие с восточными славянами в тесном общении, — так прозывать стали народы новой державы? И можно ли переносить на все племена и народы от Крыма до Прибалтики единичное утверждение Летописца, что «покрестил» всё так: «поляне, которые теперь зовутся русь»?

(Иллюстрация из открытых источников)

Версии. Судить будем строго. «Повесть безвременная» об истоках Русской земли пишет откровенно криво, с огромным временным лагом от происходивших событий, достоверность ее первоисточников — сомнительна, абсолютно не известна исследователю. И даже в ней можно найти несколько намеков на ряд версий происхождения «Русской земли», не только «варяжский столп». Но это тоже потом. Сейчас, что есть из основательного, обсуждаемого широко…

  • «Варяжская доктрина». Это призвание с Балтийских берегов «варяго-русских князей», Органичная и гладкая в осмыслении, бесспорно. Географически выглядит как постепенный сплав «государственности» водным путем «из варяг в греки». «Русь» не спеша распространяется среди населения Новгородской земли и Среднего Поднепровья.
  • «Дунайская доктрина». Она же «моравская». Стойкая, научная, интересная. Обосновывает очевидную этническую и культурную идентичность полян-руси со словенами Балкан и Дуная (с окрестностями).
  • «Ромейская доктрина». Завязана на спорных и противоречивых сообщениях нашего главного южного соседа — Константинополя. Базируется на постоянных налетах «руси» в пределы ромейских земель. Еще до появления «варягов».
  • «Аутохтонная доктрина». Она же — «аборигенная». Замечена впервые в Никоновской летописи. Говорит о древнем исконном проживания «руси» в Северном Причерноморье, Крыму, на Дону.

«Роды, нарицаемые руси… живяху у Ексинопонта (Понт Эвксинский — это Черное море)».
Вот с нее и начнем наши поиски….

(Иллюстрация из открытых источников)

Внешняя и внутренняя Росия. Кандидат богословия и историк православной Церкви Антон Карташев еще в первой половине ХХ века тонко подметил:

«К настоящему моменту можно признать, что были какие-то племена в предкавказском Черноморье, не псевдонимно, а исконно называвшиеся Русью… влившиеся в общий поток нашествий на Византийскую империю и вложившиеся в процесс построения государства Русского».

Если говорить более определенно: создателями этой Черноморско-Азовской Руси (Таврической) были местные русы. Что тут жили, освоили огромный по протяженности путь «Из варяг в греки». Сидели прочно — от низовьев Эльбы-Одера до гирл Днепра-Дуная. Ходили спокойно по Черному морю. Археология ничуть не возражает — находки, датируемые VIII-IX веками, в военно-оборонительном исполнении присутствуют числом немалым. Укрепленные торговые фактории крымского побережья, например. Ни разу не ромейские или хазарские.

(Иллюстрация из открытых источников)

А что разглядели с противоположного берега Черного моря внимательные византийцы? Много чего. И старательно задокументировали. Для утонченных греков среда обитания «росов» в Таврике была несомненным фактом. Константин Багрянородный относил Русь князя Игоря к «внешней Росии». С немаловажным уточнением: помимо Среднего Поднепровья была еще одна… «внутренняя Росия». Границ точно не указал, очевидным было — где находится. Речь шла о Северном Причерноморье. Никак не о Новгородской земле, как принято толковать в среде патриотической. Современной.

Система ориентирования в пространстве и географии античности и Средних Веков велась: от ближнего объекта (субъекта) — к дальнему. Логика базилевса Константина подразумевает, что Киевская Русь была «внешней». К Царьграду. Он не вел отсчет от Новгорода. И «внутреннюю Росию» следует искать между Киевом и Босфором.

Модные традиции. Не упомню, когда все началось, но в Х веке точно было вот что. Повальное увлечение античной исторической литературой, особенно в исполнении Геродота. Хворали все поголовно в гейропах и востоках. Стало хорошим научным тоном нарекать народы по именам, что почерпнуты из древней пелопонесской классики. Византийцы особенно это любили. И ничтоже сумняшеся зачислили русов в «тавро-скифы»(население Крыма). По старой памяти, как Геродот завещал.

(Иллюстрация из открытых источников)

Хронист царьградский Лев Диакон первым нарек «таврами и тавроскифами» воинов князя Святослава. Особо подчеркнув: таково их подлинное имя. Тут же прояснил за географию, что понимал. Рассказывая о походе отца Святослава, князя Игоря, отметил: тот, после поражения под Константинополем в 941 г. вернулся с несгоревшими остатками флота — к Киммерийскому Боспору. Это Керченский пролив, где КрымНаш-ский мост сейчас возведен. Верить Льву можно, поскольку он демонстрирует глубокие знания о другом (помимо керченского) побережье, где «тавроскифы» обитают. Читаем внимательно его предостережение:

«Чтобы скифы не могли уплыть на родину и на Киммерийский Боспор в том случае, если они будут обращены в бегство».

Здесь «родина» игорева воинства — Среднее Поднепровье с Киевом, нужно понимать. И земли вкруг от Керченского пролива. Они четко разграничены. Какой вывод напрашивается? Этот географический термин абсолютно историчен, без всяких предположений о «севере неведомой Скифии» или других туманных синонимов. Византийские авторы XI–XII вв. прекрасно знали южные границы «русского» государства. Писали о «грубом и диком скифском народе Рос». С указанием места прописки оного — «у северного Тавра».

Вторят ромеям и арабы. Путешественник-писатель Масуди, много где побывавший на Кавказе и в Хазарии (в Х веке), сообщает: Черное море

«есть море русов. На этом море плавают только они, ибо они живут на одном из его берегов».

(Иллюстрация из открытых источников)
Листая архивы. Есть немало другой занятной географии. Память о крымских руссах отражена в более поздних картах-описаниях. В атласах генуэзских и испанских торговых домов, что веками держали свои колонии и фактории торговые (XIII–XV вв.) в Крыму, например Тендерская коса называется — «Росса». Округа Евпатории помечена как «Россофар», Росский Маяк. Для чего он там торчал и для кого? Очевидно для росов, что ходили там постоянно в древности. Есть другой топоним — Россока. Приазовье имеет название Rosso или fiume Rosso (указаны земли вблизи устья Дона) и casale dei Rossi (степи к югу от Азова). Рядом с городом Матарха, на берегу Керченского пролива, в близком соседстве с городом Матархой, золотая булла Михаила I Комнина от 1169 г. и печать Феофано Музалона (XI в.) указывают область «Росию».

(Иллюстрация из открытых источников)

Что это было. Тут всё очень сложно, поскольку никаких государственных титулов, названий, договоров и подробных описаний — нет. Будем ступать осторожно, разумными версиями. Таврическая Русь не была племенным образованием, слишком много всего там обитало в этническом плане. Тем более, любой степени централизации — государством. Как некое историческое сообщество вдоль побережья Черного и Азовского морей — это вполне. Аналогий можно наскрести: христианские анклавы-государства Святой Земли, христианская же Никея в окружении мусульман, да ту же Запорожскую Сечь вспомнить. Или Ливонию с орденским ее началом. Этнический состав такого общества всегда очень пестрый, ситуативный, с приливами-отливами народностей, социальных групп. Но утверждать про Таврику Х века можно одно — восточные славяне там изначально не присутствовали.

Историк Крыма Д. Талис в советские времена обобщил огромное число исторических сведений о таврических русах. В поисках точной этнической и культурной характеристики. Вполне научно доказал: в соответствии с греческими и арабскими письменными источниками:

«в Западной и Восточной Таврике, а также в Северном и Восточном Приазовье обитал многочисленный и известный своим соседям народ, который византийские авторы называли росы, тавроскифы, скифы или тавры, а арабские писатели — русы».

Выводы интригующие. Образовалось очевидное противоречие: археология и письменные источники прямо указывали, что в I тысячелетии н. э. «росы» жили в Крыму. Но славянской Руси там не было (именно восточных славян, летописных обитателей древней Руси). Получается, что жившие в Крыму русы\росы, не были племенным народом. И вся их материальная культура — это набор … Всего, что нажить набегами, торговлей могли. Эклетичная культура, типичная для кочующих армий, морских и речных дружин. Что закрепились на удобных для себя территориях.

(Иллюстрация из открытых источников)

С кем дружили, кого подвинули русы эти? Вокруг полным-полно было сарматов поздних изданий да аланов. С ними и ассимилировались, очевидно. Благодаря чему этноним «русь» в этих широтах толковался весьма широко потом, запутывая в мешанине народностей-названий всех этнографов да топографов.

Очень любопытно указание перса из XIII века — Фахр ад-дина Мубаракшаха. Что был уверен: хазары позаимствовали письменность… у русов. Многие историки отмахнулись от этой информации, мол не могЁт быть, археология против. Надписи на вещах, найденных в хазарских поселениях, двух типов: на аланском языке, другие — аланским письмом на тюркском. А вот думается что-то… перс-путешественник говорил совсем о другом. И понимал: аланский и «руский» письменные языки синонимичны в Северном Причерноморье.

Далее. Есть сообщений Мухаммада Балами (60-е годы Х в.). Этот саманидский вазир рассказывает о правителе Дербента — Шахрияре, который в 644 г. писал братьям-арабам о двух странах, что терроризируют Кавказ:

«Я нахожусь между двумя врагами: один — хазары, а другой — русы, которые суть враги целому миру, в особенности же арабам, а воевать с ними кроме здешних людей никто не умеет. Вместо того, чтобы платить дань, будем воевать с русами сами и собственным оружием. И будем удерживать их, чтобы они не вышли из своей страны».

Как видим, «русы» названы жителями некоей страны. Нападать с другой стороны, нежели хазары… можно только из Таврики и Приазовья. Привычный «стартовый стол», откуда Русь совершала свои набеги на Северный Кавказ и в более позднее время. Ну а самое раннее упоминание о руссах мы находим в поэме Низами Гянджеви «Шах-Намэ» XII века. Там упомянуты «русские бойцы из аланов и арков» (аорсов — тоже аланское племя). И сирийский писатель XIII века Бар Гебрей расшифровал термин «ар-рус» так: славяне, аланы, лезгины.

(Иллюстрация из открытых источников)

Военная сила. Помимо создания проблем арабам и хазарам, таврические русы, скорее всего, стали частенько наведываться в византийские владения на Черном море. Начиная с VIII века. Самое знаковое вторжение описано в Житии святого Стефана, епископа Сурожского.

Вкратце, «прииде рать велика русская из Новаграда, князь Бравлин, силен зело». Разорив все крымское побережье от Корсуня до Керчи, войско русов подступило к Сурожу (греческая Сугдея, нынешний Судак), после десятидневной осады город пал, подвергся тотальному грабежу. Долгое время достоверность фрагмента о «русском князе» ставилась под сомнение, но в современные времена доказали лингвисты и историки по Византийскому периоду тех лет: «Житие святого Стефана» является ценным источником по древнерусской истории, события, там описанные, — вполне имели место быть.

Занимаясь материалом о загадочном князе Бравлине, ваш покорный слуга подробно разобрал возможность путешествия Руси из озера Ильмень. Как попытку пробить «путь из варяг в греки». Понять причины такого долго путешествия. Действительно, такая возможность существовала. За исключением того факта, что «Новаграда» на Вольхове не существовало в те годы. Деревенька или фактория торговая там лишь была. Поэтому, сейчас попробуем зайти на Сурож с другой стороны — из Таврики. И не силами поильмеских словен, а таврическими русами…

Конечно, отправная точка — это некий город, откуда пришел со своей ратью князь Бравлин. Его «Новаград» должен находиться где-то поблизости от Корсуни и Сурожа, в таком случае. Есть слабенькая версия, что это был Neapolis (Новый город), нанесенный на карты средневековых генуэзских и венецианских купцов. Стоял неподалеку от нынешнего Симферополя. Но вроде бы твердо слышал — опрокинули это предположение. Несмотря на доказательную базу, что итальянские торгаши грешили буквальными переводами названий славянских городов: Старград — Ольденбург, Велиград — Мекленбург, и т.д.

Но мнится вот что — по соседству с этим Неаполисом/Новгородом стоит уже помянутый выше Россофар. И в Крыму античных времен были еще два «Новгорода»: Navarum (буквально «Новый город»), город в Скифии. И Ναύαρον (Наварон, Навар), это в Нижнем течении Днепра. Указали на это Плиний и Птолемей.

(Иллюстрация из открытых источников)

Если совсем присмотреться внимательно … Можно назвать еще один, дунайский Новгород. Что по соседству со средневековой Русамаркой (севернее Будапешта). Но с тамошней археологией не знаком, потому утверждать не рискну. А вот этнографическую привязку места, откуда пришли Бравлин с разбойными «душегубами-русскими», — можно попытаться отследить.

Житие святого Стефана подробно рассказывает о человеческих жертвоприношениях. Языческая русь Бравлина «возобновила кровавые жертвы, некогда приносимые древними тавроскифами на алтарь Артемиды». Если порыться в византийских источниках — именно такая практика связана только с «таврами» и Тавридой. Ну и имя «Бравлин». Нашему уху оно чуждо. В древнерусской истории ничего созвучного и похожего — тоже нет. Переделка Бравлина в «бранливого», «воинственного» князя — муть полная. Как вариант рассматривался один знаковый мужчина с похожим наречением — епископ Браулинон (в готской Испании). Аргумент тоже так себе, но не без претензии на достоверность.

Да, могло имя это принадлежать к готскому именослову. Могло войти в именной фонд «ругов» (будущих русов) в период их зависимости от готов (II-IV вв.). Правдоподобность вроде просматривается. Но не очень верится. Поскольку других Бравлинов\Бравилионов не нашел. Но готский след в Крыму не отрицаю, там долгое время обитала их довольно сильная и многочисленная колония. Русы, особенно первопроходцы, — могли и должны были с ними контачить. И «Житие святого Стефана», вполне может быть, донесло до нас имя одного из первых предводителей Таврической Руси.

(Иллюстрация из открытых источников)

Великий набег на Византию. Вишенка на тортик, как водится… Спустя несколько десятилетий после набега на Сурож, таврические русы провернули впечатляющую по наглости авантюру. Объявились почти у стен Константинополя. Сведения сохранились в греческом «Житии святого Георгия», архиепископа Амастридского. Это произведение рассказывает о событиях начала 30-х годов IX в, скорее всего.

Набег начался с разграбления Пропонтиды (черноморские области Малой Азии, современная Турция), прилегающих к Босфору и Мраморному морю. Флотилии судовой рати русов заполонили все побережье.

«Было нашествие варваров — росов, народа, как все знают, в высшей степени дикого и грубого, не носящего в себе никаких следов человеколюбия. …Начав разорение от Пропонтиды и посетив прочее побережье, достигнул наконец и до отечества святого (Георгия)…».

Вроде как страшное описание викингов-норманнов, что ужас наводить начнут только через пару столетий. Но то была буйная вольница Таврической Руси — росы. Ромеи оказались совершенно не готовы к такой силе удара. Фактическому вторжению. Русы беспрепятственно достигли Амастриды (Амастры — приблизительно посередине между Синопом и Константинополем). Богатейшая торговая точка, крупный хаб на кавказском и крымском маршруте. Город стал добычей «диких захватчиков», жители «всякого пола и всякого возраста» были беспощадно порублены.

«Русы не жалели старцев, не оставляли без внимания младенцев, но противу всех одинаково вооружали смертоубийственную руку и спешили везде пронести гибель, сколько на это у них было силы. Храмы ниспровергаются, святыни оскверняются: на месте их нечестивые алтари, беззаконные возлияния и жертвы… И не было никого помогающего, никого, готового противостоять…».

Вот и фиксируем. Такая масштабная военная акция может быть осуществлена только благодаря объединительной политике неизвестного нам персонажа исторического. Либо ситуативно сформированному Союзу разрозненных поселений-дружин русов. Что были разбросаны по побережью Таврики. Первая успешная попытка выступать единым целым. Чем не акт государственного «изначальности Руси»? Это не осталось без внимания порядком струхнувшего Царьграда. И объясняет, почему византийцы в 838/839 г. с таким вниманием отнеслись к послам «русского Кагана», за которых ходатайствовали перед франкским императором… Но это уже другая история.

via

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *