Николас Фламмель — алхимик победивший смерть

Ответы Mail.ru: Ясновидящие, жив ли этот мужчина? Что необычного ...

Поклонники историй о Гарри Поттере знают, что первый подвиг юного волшебника заключался в том, чтобы не дать злому колдуну завладеть философским камнем. Эту волшебную субстанцию якобы изобрел Николас Фламель и с его помощью обрел богатство и бессмертие. Так в детской сказке Джоан Роулинг удалось возродить интерес общества к неординарной личности Николя Фламеля, известного средневекового алхимика.

Что же в Средние века называли алхимией? Роджер Бэкон в XIII в. писал так: «Алхимия есть наука о том, как приготовить некий состав, или эликсир, который, если его прибавить к металлам неблагородным, превратит их в совершенные металлы… Это наука о том, как возникли вещи из элементов, и обо всех неодушевленных вещах…» То есть главной целью алхимиков было превращение обычных металлов в серебро и золото.

Алхимия зародилась в Египте задолго до нашей эры. Тайные знания передавались только жрецам и посвященным, которые в уединенных залах храмов и святилищ проводили удивительные химические опыты. Некоторые исследователи полагают, что происхождение самого слова «алхимия» — египетское, потому что в древние времена Египет называли Черной страной — khem. После того как армия Александра Македонского покорила эту страну, тайны жрецов во многом унаследовали греческие философы, которые написали первые дошедшие до нас трактаты по алхимии. В эпоху Великого переселения народов тайные знания перешли к арабам, которые внесли огромный вклад в эту науку, а уже при содействии крестоносцев алхимия появилась в X в. в средневековой Европе и стала здесь необычайно популярной. Мы знаем известных алхимиков Средневековья: Альберта Великого, Роджера Бэкона, Фому Аквинского, Джорджа Рипли, Парацельса и, конечно же, Николя Фламеля. Все они тщательно скрывали свои занятия алхимией и записи вели так, что понять их мог только посвященный. Предположим, в руки непосвященного попала запись известного средневекового алхимика Раймонда Луллия, где он описывает рецепт изготовления философского камня: «Чтобы приготовить эликсир мудрецов, или философский камень, возьми, сын мой, философской ртути и накаливай, пока она не превратится в красного льва. Дигерируй этого красного льва на песчаной бане с кислым виноградным спиртом, выпари жидкость, и ртуть превратится в камедеобразное вещество, которое можно резать ножом. Положи его в обмазанную глиной реторту и не спеша дистиллируй. Собери отдельно жидкости различной природы, которые появятся при этом. Ты получишь безвкусную флегму, спирт и красные капли. Киммерийские тени покроют реторту своим тусклым покрывалом, и ты найдешь внутри нее истинного дракона, потому что он пожирает свой хвост. Возьми этого черного дракона, разотри на камне и прикоснись к нему раскаленным углем. Он загорится и, приняв вскоре великолепный лимонный цвет, вновь воспроизведет зеленого льва. Сделай так, чтобы он пожрал свой хвост, и снова дистиллируй продукт. Наконец, сын мой, тщательно ректифицируй, и ты увидишь появление горючей воды и человеческой крови».

Что сможет понять непосвященный? Только то, что автор записи — дьявольское отродье, использующее в своих опытах человеческую кровь и с ее помощью получающее золото.

Действительно, главной целью всех алхимиков были поиски философского камня, но иногда они делали открытия, которые приносили не меньшую выгоду, чем вожделенный артефакт. Ярким примером служит находка Иоганна Фридриха Беттгера. Его отец был чеканщиком монет, и этот факт, очевидно, вызвал у мальчика интерес к благородному металлу. В пятнадцать лет юный Беттгер поступил учеником в аптеку Цорна в Берлине и усердно взялся за изучение химии. Случайно попавшаяся на глаза рукопись об изготовлении философского камня натолкнула его на мысль попытаться добыть его и научиться превращать любые металлы в золото. Дни и ночи молодой человек проводил в лаборатории, занимаясь химическими опытами, однако это не устроило хозяина аптеки, и Беттгеру пришлось уйти. Но его занятия оказались не напрасны и скоро его теорией заинтересовался князь Эгон фон Фюрстенберг, который взял его с собой в Дрезден и устроил лабораторию прямо в своем дворце. Однако долгожданное золото никак не удавалось получить. Князь стал угрожать алхимику-неудачнику, обманувшему его. Беттгер попытался сбежать, но его поймали и под угрозой сурового наказания приказали продолжать опыты. В то же время записи Беттгера были показаны курфюрсту Саксонии Августу I, который отозвался о них пренебрежительно. Незадачливому алхимику грозила тюрьма. Только благодаря заступничеству одного из придворных юноше был дан последний шанс — ему позволили экспериментировать с глиной, богатые залежи которой были в окрестностях Мейсена. Как алхимик собирался добывать золото из глины — непонятно, а вот получить превосходнейшего качества фарфор ему удалось. В 1710 г. в Мейсене была открыта мануфактура, выпускавшая мейсенский фарфор, слава о котором быстро разошлась по Европе. Это предприятие приносило не меньший доход, чем тот, который мог бы дать философский камень.

Пример Беттгера, выходящий за хронологические рамки Средних веков, является неопровержимым доказательством популярности алхимии. Однако до наших дней не дошло ни одного достоверного доказательства того, что существует способ превращать в золото простые металлы. На самом деле Беттгеру очень повезло, поскольку сотни его собратьев закончили свои дни на виселице, которую ради вящего позора покрывали сусальным золотом — вот куда вело алхимическое златоискательство.

Но даже это не останавливало энтузиастов, а записи Николя Фламеля оказали огромное влияние на ученых XVII в., таких как Роберт Бойль и сэр Исаак Ньютон. У Ньютона даже была копия сочинения Фламеля, и профессор Оксфорда написал рецензию, в которой пытался показать, какова была истинная алхимия, сведения о которой дошли до нас в сильно искаженном виде.

Так кем же был Николя Фламель? Действительно ли ему удалось создать философский камень? А если это миф, то чем вызвана его популярность?

Николя Фламель — реальная историческая личность. Точная дата его рождения неизвестна, мы можем только утверждать, что родился он около 1330 г. в городе Понтуаз. Родители Фламеля смогли собрать средства на обучение сына, и в результате юноша получил так называемое «свободное» образование. Имея достаточные познания в области изящной словесности, он сумел перебраться в столицу и устроиться там общественным писарем, который должен был уметь не только писать письма и переписывать книги, но и вести счета, составлять договоры, инвентарные описи и прошения. Об этих годах мало упоминаний в хрониках, потому проследить путь алхимика мы можем только с момента его появления у стен храма Избиения младенцев, среди общественных писарей, которые с незапамятных времен ставили тут свои мастерские.

Позже Фламель перебрался под своды церкви Сен-Жак-ла-Бушери. Его дело процветало, поскольку юный писарь умел рисовать и иллюстрировал рукописи собственными рисунками. Спустя недолгое время Николя женился на женщине, которая была почти вдвое старше его. Госпожа Пернелла уже отпраздновала свое сорокалетие и успела дважды овдоветь. Она имела небольшое состояние, и супруги вскоре зажили вполне счастливо. Николя вскоре открыл вторую мастерскую, нанял подмастерьев и брал учеников. Супруги купили участок земли и построили новый дом, напротив которого и находилась мастерская Фламеля. Кстати, этот дом существует и сейчас и считается одним из старейших домов Парижа.

Мы видим, что Фламель вел жизнь добропорядочного парижского буржуа и был далек от мыслей о том, чтобы заняться оккультными науками. Толчком к пробуждению интереса к алхимии, по словам самого Николя, стал удивительный сон. Однажды во сне ему явился ангел, держа в руке очень древнюю, роскошную на вид книгу. Он сказал: «Фламель, посмотри на эту книгу, ты в ней ничего не понимаешь, но настанет день, когда ты увидишь в ней то, что никому не дано увидеть». Однако взять удивительную книгу в руки во сне Фламелю не удалось — ангел исчез вместе с ней в золотом облаке.

Этот сон запал в душу Фламелю, и, когда он наконец увидел ту самую книгу, он не сомневался ни секунды — это его судьба. Приснившаяся книга оказалась в его руках в 1357 г., когда всего за два флорина ее продал Фламелю незнакомец, нуждавшийся в деньгах. Сам Фламель писал о ее появлении так: «Тот, кто продал мне эту книгу, видимо, сам не догадывался об ее истинной ценности, так же, как и я сам, когда покупал ее… Она досталась мне всего за два флорина, хотя выглядела явно дорогой — с позолотой, старинная и очень большая книга. Мне показалось, что ее страницы изготовлены не из пергамента или бумаги, а из тонкой коры дерева. Ее обложка была из мягкой кожи с выгравированными на ней странными надписями й рисунками. Я полагаю, это был или греческий алфавит, или же буквы другого древнего языка… На первой странице фолианта золотыми буквами было написано: „Авраам-еврей, князь, священник-левит, астролог и философ, обращает свое повествование к народу иудейскому, рассеянному гневом Божьим по всей Галлии“. Это чудесное появление в его жизни „Книги Авраама-еврея“ заставило Николя начать грандиозную авантюру по поиску философского камня. Но очень скоро Фламель понял, что не в силах постигнуть тайного смысла записей мудреца иудея. Это было очень обидно, поскольку Николя полагал, что на первых листах книги он получил необходимые сведения обо всех манипуляциях; названия материалов и последовательности, а также времени действия он установить не мог. Он днями и ночами корпел над книгой. Супруга начала беспокоиться о его здоровье, и тогда он раскрыл ей свою тайну. Существует версия, что именно жена посоветовала Фламелю обратиться к помощи людей ученых.

Среди постоянных клиентов Фламеля был лиценциат медицины по имени мэтр Ансельм. Николя переписал несколько страниц из заветной книги и показал их Ансельму. Тот подошел к изучению записей неизвестного мудреца очень серьезно, поскольку оказался большим любителем алхимии. Ансельм мечтал взглянуть на оригинал книги, и Фламелю потребовалась вся его изобретательность и изворотливость, чтобы скрыть, что манускрипт находится у него. Мэтр Ансельм пояснил новичку алхимику, что первый знак в книге символизирует время, а шесть страниц после него указывают, что на изготовление философского камня уйдет шесть лет. Главные составляющие смеси — белая тяжелая вода (несомненно, имеется в виду „живое серебро“, ртуть), которую нельзя поймать и удержать другими способами, кроме длительного отваривания в чистой крови маленьких детей. Якобы в крови ртуть вступит в реакцию с золотом и серебром и превратится сначала в траву, похожую на ту, которая нарисована на книге, затем в змей, которые после высушивания и прокаливания на сильном огне дадут золотую пудру, которая и будет философским камнем.

Получив такие квалифицированные пояснения, Фламель приступил к опытам. Более двадцати лет он посвятил попыткам, используя пояснения лиценциата, изготовить философский камень. Он сам пишет об этом периоде так: „В течение двадцати одного года я приготовил тысячу отваров, не с кровью, конечно, что было бы и злом и грехом; я прочел в книге, что философы называли кровью дух минералов, который должен содержаться в металле, в основном солнце, луне и Меркурии (золоте, серебре и ртути), содружества которых я всегда придерживался“. Однако, несмотря на все старания, получить желанный результат не удавалось. После долгих занятий Фламеля осенила простая в своей гениальности мысль — обратиться за пояснениями к соотечественникам автора, ученым-иудеям. В те времена евреи подвергались гонениям во Франции, и большинство их жили в Испании. Посоветовавшись с женой, Фламель решил совершить паломничество к святому Жаку Галисийскому, чтобы получить благословение, а заодно поискать в синагогах Испании какого-нибудь ученого еврея, который смог бы помочь ему понять значение таинственных символов. В путь Николя прихватил с собой копии рисунков из книги. В 1378 г. наш герой отправился в путешествие, которое, как говорят хроники и легенды, изменило всю его последующую жизнь. Выполнив обет перед святым Жаком, Фламель занялся поисками нужного человека, но не преуспел. Настала пора возвращаться. По дороге домой он проезжал через Лион и познакомился с купцом, у которого был друг — врач, иудей по происхождению, принявший христианство. Фламель пожелал познакомиться с этим человеком. Врач, которого звали мэтр Канчес, оказался искушенным каббалистом. Одного беглого взгляда на копии листов из книги ему хватило, чтобы прийти в восторг. Он был вне себя от удивления и радости и сразу спросил, откуда у Фламеля эти копии. Тот ответил, что раскроет этот секрет тому, кто поможет ему расшифровать символы манускрипта, на что Канчес сразу согласился. Он начал объяснять значение эмблем, и слова показались Фламелю очень убедительными. С бьющимся сердцем он слушал откровения ученого-каббалиста, а потом предложил ему отправиться вместе с ним в Париж и закончить толкование, пользуясь оригинальными текстами. Однако в Орлеане мэтр Канчес тяжело заболел и после недели бесплодных усилий Фламеля умер у него на руках. Но главное Николя уже знал. Вернувшись домой, он с удвоенным энтузиазмом взялся за опыты. Прошло три года напряженного труда, в котором Фламелю активно помогала супруга, и вот наконец он получил то, о чем мечтал, — великий камень мудрости.

В своих записях он отметил: „В первый раз, произведя трансмутацию, я применил порошок проекции ко ртути, превратив примерно полфунта этого металла в чистое серебро более высокого качества, чем то, которое добывают в рудниках… Это произошло в понедельник 17 января 1382 года около полудня. Присутствовала только Пернелла“. Вскоре, судя по его записям, он смог превратить ртуть и в золото. На чем основываются эти выводы, неизвестно… Некоторые исследователи отмечают, что именно в этот период благосостояние семьи Фламель резко возросло. Соседи были заинтригованы, видя, что писарь, хоть и преуспевший, начал расходовать значительные средства на благотворительность. В 1407 г. якобы по его заказу был построен дом, в котором Фламель устроил приют для бедных странников. Правда, ходили сплетни, что в приюте проживали алхимики.

Также пожилые супруги, которые уже не надеялись иметь детей, оказывали помощь вдовам и сиротам, основали больницу, пожертвовали крупную сумму на восстановление портала церкви Сент-Женевьев-дез-Ардан, финансировали создание приюта Тридцати пяти. Алхимические опыты Николя Фламель описал в нескольких книгах, которые издавались с 1395 по 1414 г. Однако никому из его последователей не удалось по приведенным в книгах рецептам воссоздать философский камень.

Умер Фламель в 1417 г. и был похоронен рядом с супругой в мавзолее, который построил для нее.

Правда, некоторые утверждают, что эта смерть была всего лишь ловкой инсценировкой, которая должна была скрыть главную тайну Фламеля — его бессмертие.

После смерти алхимика прошло два века. Исследователи решили вскрыть его могилу и обнаружили… что она пуста. В то же время появились интересные свидетельства людей, которые утверждали, что видели Фламеля и его жену в добром здравии. Так, в XVII в. известный путешественник Поль Люка рассказывал о странном случае, который произошел с ним возле мечети в городе Брусса. Якобы тогда он познакомился с человеком, который назвал сеубя лучшим другом четы Фламелей и сообщил, что видел их три месяца назад в Индии. Также он рассказал, что Фламель инсценировал смерть своей жены, а позже и собственную, бежал в Швейцарию, а оттуда отправился странствовать по миру. Если это утверждение правдиво, но в тот момент возраст Фламеля составлял около 300 лет.

Спустя сто лет священник Сир Морсель заявил, что видел Николаса Фламеля в подземной лаборатории, расположенной в центре Парижа, где он, как оказалось, продолжал свою работу. В 1761 г. несколько свидетелей утверждали, что видели его в парижской опере. На этот раз он был с женой и сыном, которого, по слухам, супругам удалось произвести на свет в Индии. Сохранились записи о том, что в мае 1818 г. некий человек» проживавший на улице Клери, 22, предлагал богатым любителям, готовым заранее выложить 300 тысяч золотых франков, курс герметической науки. По его словам, выпускники курса смогли бы превращать металлы в серебро и золото и изготовить эликсир молодости. Однако загадочный «учитель» исчез, как только его делом заинтересовалась полиция.

В середине позапрошлого века в бакалейной лавке была обнаружена… надгробная плита Николаса Фламеля. Предприимчивый бакалейщик не смог объяснить, откуда она взялась, и использовал ее в качестве доски для резки. Сейчас плита находится в музее Юпони. В верхней части плиты изображены Петр с ключом, Павел с мечом и Христос, а между ними — солнце и луна. Надпись на латыни гласит: «Я вышел из праха и возвращаюсь в прах. Направляю душу к Тебе, Иисус Спаситель человечества, прощающий грехи».

Много споров и дискуссий вызвал документ, названный завещанием Фламеля. Однако исследования показали, что написано оно во второй половине XVIII в. тайным последователем Николя. По легенде, оригинал завещания был записан Фламелем в виде шифра на полях карманной псалтыри. Единственный человек, которому Николя доверил ключ, — племянник. У каждой буквы шифра было четыре варианта написания, а всего в коде было 96 знаков. Только Антуан Жозеф Пернети и Сен-Марк, получившие в 1758 г. копии текста, расшифровали завещание. В 1806 г. был издан перевод завещания на английский язык, значительно сокращенный и содержащий ряд неточностей. Только в 1958 г. Эжен Канселье обнаружил в Национальной библиотеке в Париже рукопись завещания, которую составил Дени Молинье.

Текст завещания Фламеля содержит подробное описание приготовления философского камня. Как мы уже упоминали, завещание обращено к племяннику Фламеля, и сам алхимик в нем утверждает, что унесет в могилу секрет философского камня и о том же просит племянника.

Эта полная загадок и чудес история об изобретении философского камня привлекает к себе внимание и будоражит воображение. Однако существуют и другие толкования этой истории. Вполне возможно, что Фламель заявил об изобретении философского камня только для того, чтобы скрыть настоящий источник своего неизвестно откуда взявшегося богатства. А им был, скорее всего, ряд сомнительных сделок. Некоторые хроники утверждают, что Фламель действительно за короткий период стал очень богатым человеком и даже смог основать и финансировать четырнадцать больниц, семь церквей и три собора только в Париже. Однако более внимательное изучение обстоятельств жизни нашего героя говорит, что не существует никаких свидетельств о том, что чета Фламелей действительно имела какое-то отношение к алхимии. Первое упоминание об этом появилось лишь в 1500 г., почти через 100 лет после их смерти. Самая популярная книга Фламеля — «Иероглифические фигуры» — увидела свет в 1612 г. и, как показали исследования историков, была написана в конце XVI в. Все остальные алхимические тексты, которые приписываются Николя Фламелю, были созданы после его смерти.

Но несмотря на все эти утверждения, легенда о создателе философского камня продолжает обрастать подробностями и домыслами, а люди верят в мудрого и настойчивого химика-аматора, которому удалось постичь самую сокровенную тайну природы, дарующую богатство и вечную молодость.

via

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *