Почему наступили «Тёмные века»

Ростислав Ищенко. ТЁМНЫЕ ВЕКА: dima_piterski — LiveJournal
Третьего дня по совету проверенного камрада прочитал я комментарии к заметке о причинах наступления «тёмных» веков. И немного прифигел. Во-первых с того, что люди упорно пытаются найти одну единственную причину гибели античности, которая всё бы объяснила. Во-вторых с того, что рассматривая античность люди привязывают себя к Западной Римской империи, считая, что вот она пала и античность всё. Особенно забавно читать, утверждения вида: Византия это уже больше восток, а значит не античность. Ну ок. То что в Империи Ромеев дольше всего сохранялись общественные структуры античности это видимо неважно.

Ну да ладно, я хочу поговорить не о Византии, а о том, что водоразделом между тёмными веками и античностью служит упадок городов античного типа в VII веке. Нет, он был не причиной, а следствием множества процессов внутри мира Запада. Но это следствие было симптоматично и открыло дорогу для уже полноценного становления феодализма.

Собственно города полисного типа сами по себе стали той причиной, что выделила Античность на фоне древнего мира. Да, древняя цивилизация востока за тысячелетия до греков знала и ценила города, один только Вавилон чего стоил. Но структура общества в древнем восточном городе была строго иерархичной. С одной стороны это обеспечивало стабильность, но с другой тормозило прогресс, так как человек был заперт в рамках определённой ещё при рождении роли.

И тут на сцену вышли греки, где в ходе разложения родоплеменного строя сложились общества с множеством примерно равных центров силы. В таких условиях установление единоличной власти одного из центров силы (родов) было невозможным, а потому создавалась система при которой управление осуществлялось всей общиной. Формы такая система принимала разные — от демократии Афинского типа до тиранических диктатур, но в них всегда оставалось общее: равные права граждан на участие в политической жизни и управлении полисом, через выборные структуры.

Римляне добавили к этому еще кодифицированные законы, а потом сверху надстроили госаппарат, получив Империю. Причём хотя весь период существования Империи постоянно происходил процесс консолидации власти в руках Императора, города продолжали иметь полисное устройство, с магистратурами, сенатом, районными сходками и т.д., просто теперь в городе были и контрольно- надзорные имперские структуры.

Полисное устройство стало той силой, что позволила Риму романизировать все Средиземноморье. Сложная социальная структура полиса с одной стороны требовала определённого уровня образования дабы жить в нём хорошо, но с другой открывала невиданные социальные лифты, когда пройдя через выборные городские магистратуры человек мог попасть в имперскую администрацию. Вплоть до поздней Империи магистратуры были кузницей кадров для имперской машины. Всё это тянуло за собой естественное движение внутри социума, тягу к образованию, культуре, как необходимых условий для более высокоого уровню жизни. Городская жизнь античности влекла, как свет влечёт мотылька, множество провинциалов не только своим блеском, но и реальными возможностями подняться над своим положением.

Забавно, но варвары, прийдя на территорию Империи, сразу же стремились попасть в эту городскую среду, не разрушать её, а использовать. Довольно легко заметить, что еще до падения Империи Запада многие должности были заняты варварами. Но и после, если взглянуть на ту же Италию, где Империи уже нет, можно с удивлением обнаружить те же Сенат, магистратуры, муниципии, просто занятые новыми варварами. Вынужденные встраиваться в сложную структуру социального устройства городов, варвары должны были либо принять все правила игры, либо распрощаться со всеми плюшками городской жизни. Античный город продолжал безжалостно перемалывать варваров, романизируя их, во многом с их же желания.

Но, античный полис был штукой сложной, сильно зависящей от внешних факторов. И в начале VI века они стали складываться в очень неприятную фигуру. Само формирование полисов было возможно только там, где был избыток пищи, тем самым большое число людей было освобождено от изнуряющего сельского труда и могло созидать. Но похолодание климата и затухание привычных торговых путей из-за войн приводило к оттоку населения в деревню, где можно было осесть на земле и прокормиться, а не ждать ставших нерегулярными хлебных раздач. Вносили свою лепту и болезни, которые косили население городов. И вот, уже баланс смещается в сторону деревни. Старые городские структуры становятся все более избыточными с упрощением социального устройства.

Деревня же это не город, здесь социальная структура плоская, как мои шутки, иерархичная по своей природе. Именно в деревне романизация сметается варварами, так как не имеет под собой твёрдой основы — зачем крестьянину уметь читать, если он и на Форуме то не бывает и законы не читает. Здесь быстро устанавливается протофеодализм, где у каждой деревни есть правитель, а у каждого правителя покровитель. Но пока города доминировали в варварских королевствах эти протофеодалы тянулись к ним, где неизбежно романизировались.

А к концу VII века города становятся неспособны поддержать старый образ жизни — их население слишком умаляется из-за банальной невозможности прокормить его. Города становятся большими деревнями, где остаются лишь те профессии, что способствуют выживанию. Им больше ненужны ни законники, ни администраторы, ни многочисленные писцы — алё, у нас тут натуральный обмен, а вместо закона право сильного. Такие города становятся лёгкой добычей для феодалов, так как для управления ими больше не нужно учитывать мнение десятков разнородных групп интересов. И вот тогда действительно наступают тёмные века.

via

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *