Почему Сталин частично реабелитировал казачество

Казаки в Великой Отечественной войне | АЛЕКСАНДРЪ
С самого своего становления советская власть воспринимала казачество, в целом, враждебно. Жители донских, кубанских и терских станиц сполна узнали, что такое революционный террор, продразверстка, насильственная коллективизация и борьба с «религиозным мракобесием». Но во второй половине 1936 года ситуация резко изменилась. С подачи И.В. Сталина в СССР началась пропагандистская кампания по реабилитации казачества.

Массовые репрессии

Несмотря на то, что многие казаки во время Гражданской войны воевали на стороне красных, большевистские идеологи все же отнесли основную часть представителей этого военного сословия к «классово чуждым» элементам. Действительно, жители донских и кубанских станиц не разделяли нужд и чаяний пролетариата, были далеки от идей мировой революции, продолжали с почтением относиться к царю-батюшке и не хотели становиться атеистами. С такими людьми зарождающейся советской власти было не по пути.

Известный писатель и публицист Валерий Шамбаров в своей книге «Казачество. История вольной Руси» (Москва, 2007 г.) описал этот непростой период. Он отметил, что религиозные гонения и раскулачивание на Дону и на Кубани проводились с большим размахом. А репрессивные меры довели людей до того, что они начали скрывать свою этносоциальную идентичность. Не случайно, по итогам Всесоюзной переписи населения 1926 г. украинцами себя назвали 44% жителей Северо-Кавказского края. Некоторые казаки подделывали документы, переезжали в другие регионы.

В начале 30-х годов ХХ века по станицам прокатилась новая волна массовых репрессий, связанная с коллективизацией. Об этом доктор исторических наук Александр Скорик написал в статье «Оборонно-массовое движение «ворошиловских кавалеристов» в казачьих районах Юга России во второй половине 1930-х гг.», которая вышла в журнале «Армия и общество» (№ 1 за 2009 г.). Ученый обратил внимание читателей, что на Кубани «… целый ряд казачьих станиц в конце 1932 г. был занесен на «черную доску» с последующей депортацией населения».
Казаков обвинили в сознательном саботаже планов советской власти, в организованном срыве хлебозаготовок и негласном вредительстве, а также в сотрудничестве с сохранившимися контрреволюционными элементами. 4 ноября 1932 г. Северо-Кавказский крайком принял жесткие меры, которые привели к массовой гибели жителей Дона и Кубани от голода.

«Любая торговля прекращалась, пошли повальные обыски для «отобрания запасов хлеба у населения». Выгребали не только излишки, а все, подчистую. Если находили спрятанное, еще и штрафовали. А если не находили, и если людям нечем было платить штрафы, вымогали продовольствие и деньги угрозами, пытками», – рассказал читателям своей книги В.Е. Шамбаров.

Советское казачество

И вдруг, в середине 30-х годов с подачи И.В. Сталина произошел резкий поворот в отношении советской власти к казакам. В стране стартовала кампания по их реабилитации. Кандидат исторических наук Ольга Рвачева посвятила данной теме статью «Создание советского казачества на юге России в середине 1930-х – начале 1940-х гг.», которая опубликована в журнале «Вестник Волгоградского государственного университета» (№ 3 за 2014 г.).
Исследовательница отнесла начало пропагандистской кампании «за советское казачество» к февралю 1936 г., когда в Кремль на всесоюзное совещание животноводов были приглашены донцы и терцы – известные специалисты по разведению лошадей. С этого момента в прессе начали публиковаться материалы о преданности казаков социалистическому строю, об их ударной работе на благо Родины и уникальной культуре. Газеты пестрели письмами, в которых жители станиц благодарили советскую власть за свою счастливую жизнь. А органы власти на местах, подхватив общий настрой, проводили культурно-массовые мероприятия, демонстрирующие социальное преображение казачества и единство всех советских граждан.

Поначалу казаки удивились такому резкому повороту в отношении к ним советской власти, но затем они решили воспользоваться представившейся возможностью и возродить свои традиции. Люди поняли, что их особые навыки и умения снова нужны родной стране.

Роль Шолохова

Некоторые историки полагают, что большую роль в реабилитации казачества сыграл Михаил Шолохов, чей знаменитый роман «Тихий Дон» начал печататься в журнале «Октябрь» в 1925 г. Так, кандидат исторических наук Герман Мациевский назвал известного писателя одним из вероятных участников пропагандистской кампании по социальному преображению своих земляков. Об этом ученый написал в статье «Основные этапы политической истории российского казачества в ХХ веке», которая вышла в журнале «Современные исследования социальных проблем» (№ 3 за 2011 г.).

Более подробно этой темы коснулся В.Е. Шамбаров в своей вышеназванной книге. Оказывается, М.А. Шолохов отправил два письма лично И.В. Сталину в апреле 1933 г. В них говорилось о голоде, спровоцированном краевым руководством, жестких методах работы «по выколачиванию продовольствия», о допущенных на местах злоупотреблениях. И это положило начало пересмотру политики СССР в отношении казачества.

«Факты, изложенные Шолоховым, легли в основу постановления ЦК «О перегибах». И кампания по уничтожению казачества стала сворачиваться. Как бы «сама собой», исподволь. Снова вдруг открылись лавки, появились продукты…», – отметил В.Е. Шамбаров.

Исследователи называют несколько причин, объясняющих реабилитацию казачества в середине 30-х годов ХХ века. Пропагандистская кампания была вызвана комплексом военно-стратегических, хозяйственно-экономических и социальных факторов.

Воинские традиции

Многие историки считают, что к 1936 г. И.В. Сталин и другие партийные лидеры осознали необходимость укрепления обороноспособности страны, поскольку ситуация на международной арене стала более напряженной. Поэтому государственные органы были заинтересованы в возрождении военных традиций казачества.

20 апреля 1936 г. вышло Постановление ЦИК СССР «О снятии с казачества ограничений по службе в РККА», а на следующий день нарком обороны К.Е. Ворошилов приказом № 061 объявил о создании казачьих кавалерийских дивизий.
По мнению О.В. Рвачевой, оба эти документа носили декларативный характер, поскольку казаки и ранее служили в Красной армии. Более того, многие воинские части создавались по территориальному принципу – из уроженцев конкретного региона. Поэтому в некоторых кавалерийских дивизиях РККА до 70% личного состава составляли донцы, терцы или кубанцы.

И все же, после того как эти части получили новый статус, заметно изменилось отношение самих воинов к службе. Да, и форму для них специально пошили особую – с учетом этнических традиций. Она обозначала преемственность между советской кавалерией и казачьими войсками царских времен. Но при этом утвержденная казачья форма четко свидетельствовала о принадлежности военнослужащих к Красной армии – через специальные нашивки и знаки различия.

Подумали советские партийные руководители и о подготовке кадров для армии. Во многих станицах были созданы кружки и клубы «ворошиловских кавалеристов», где подростки и юноши обучались верховой езде, навыкам конного боя, владению холодным и огнестрельным оружием.

Наставниками молодежи часто выступали казаки старшего поколения, традиционно передававшие свой боевой опыт молодым. Между конноспортивными клубами регулярно проводились соревнования, а показательные выступления юных наездников неизменно вызывали большой интерес среди населения.

Коневодство и колхозы

Еще одной весомой причиной, по которой советское руководство изменило свое отношение к казакам, явилась необходимость использования их хозяйственно-экономического потенциала. Веками сложившийся традиционный уклад жизни донских и кубанских станиц явно противоречил самой идее коллективизации. А насильственные, принудительные меры приводили к плачевным результатам. Желая как-то привлечь казаков к работе на благо социалистического строя, власть сменила кнут на пряник. И они принялись ударно трудиться в колхозах.

Особенно партийные руководители были заинтересованы в развитии традиционного коневодства, в сохранении и улучшении породы донских скакунов. А в этом деле никто не разбирался лучше казаков. Выносливые и крепкие лошади требовались в кавалерии не менее чем умелые наездники. Тем более что перед Великой Отечественной войной многие советские военачальники делали свою основную ставку именно на конников.
Колхозников стали регулярно награждать за успешную работу по увеличению поголовья донской лошади и выращиванию лучших представителей этой породы.

Народное единство

После завершения коллективизации задача по установлению социалистического строя была практически решена, новая эпоха ставила перед руководством страны другие задачи. Это выразилось, например, в принятии Конституции СССР 1936 года, когда из основного закона страны исчезли многие устаревшие тезисы. Теперь И.В. Сталин планировал совершить резкий экономический скачок, модернизировать промышленность и аграрный сектор. А для успешной совместной работы необходима консолидация всех народов и сословий.

Поэтому, реабилитируя казаков, И.В. Сталин преследовал четкую политическую цель – хотя бы формально продемонстрировать единство советского народа.
Некоторые историки полагают, что руководство СССР решило использовать опыт Российской империи, опиравшейся на потомственных воинов при осуществлении своей политики на Кавказе. Учитывая этническое разнообразие горцев и их свободолюбивые устремления, советская власть также хотела видеть в казаках свой социальный и военный резерв.

Культурные особенности

Желая добиться лояльности казаков, руководство страны предоставило им возможность сохранить и приумножить свою уникальную культуру. Так, почти в каждой станице начали создавать самодеятельные кружки, возродился Кубанский казачий хор, были организованы новые творческие объединения.

Самое главное – казаки перестали скрывать свою этносоциальную идентичность. Этот факт исследователь А.П. Скорик отметил в статье «»На черкески не хватает сукна, нам навредили кулаки…»: костюм «советских казаков» Терека и Кубани в 1930-х гг.», которая опубликована в журнале «Вестник Российского университета дружбы народов» (№ 2 за 2010 г.).

Ученый описал примечательный случай: первый секретарь Северо-Кавказского крайкома Ефим Евдокимов еще в октябре 1935 г., очевидно, предвидя кампанию «за советское казачество», мягко попенял пришедшим к нему на прием терцам на то, что они не носят свою традиционную одежду. При этом партийный деятель возложил ответственность за это на происки неких кулаков, которые так навредили советскому овцеводству, что просто не хватает сырья для производства сукна, из которого шьют черкески и другие предметы казачьего гардероба.

Так, слегка витиевато, Е.Г. Евдокимов впервые дал понять представителям Суворовского района Северо-Кавказского края, что власть признает за ними их культурные особенности. И людей, одетых в традиционные бурки, кубанки, башлыки, бешметы, черкески и шаровары, коммунисты больше не рассматривают как «классово чуждые» элементы.

С тех пор на все праздники и важные мероприятия казаки неизменно приходят нарядно одетыми.

via

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *