Тайны могущества ордена тамплиеров

Об ордене тамплиеров в наше время написано столько художественных и научно-популярных книг, что добавить что-то новое достаточно сложно. Поэтому не станем в деталях рассматривать, как появился орден, а попытаемся понять, почему за сравнительно короткий срок он достиг такого могущества и что стало причиной безжалостного уничтожения тамплиеров в большинстве европейских государств.

Картинки по запросу Орден тамплиеров

Орден тамплиеров, который также назывался орденом Бедных рыцарей Христа и Святыни Соломона или орденом Храма, был основан в 1119 г. в Иерусалиме французским рыцарем Гуго де Пайенсом. Штаб-квартира ордена находилась в бывшей мечети, построенной на руинах храма Соломона. Предположительно, от латинского слова «темплум» — святилище — рыцари ордена и получили название «тамплиеры», «рыцари Храма». Сперва в ордене насчитывалось всего несколько человек, главной целью которых было обеспечить безопасный путь для пилигримов на пути между Иерусалимом и Яффой. Ряды братства быстро пополнялись, причем вступали в него в основном французы. Официальное превращение братства в орден, благословленный Церковью на борьбу с неверными, произошло только через десять лет. Среди основателей ордена Храма был известный теолог и проповедник, признанный католической церковью святым, — Бернар Клервоский. Этот человек пользовался огромным влиянием — короли внимали его советам, а Папы признавали его мудрость. Бернар Клервоский сам написал для ордена устав, который был утвержден Римским Папой Гонорием II в 1128 г., для чего первый и последний раз в истории католической церкви был созван специальный церковный собор в Труа, во владениях графа Шампанского. За орденом была утверждена своеобразная форма — белые одежды с красным крестом на левой стороне груди и на левом рукаве. Не стоит, однако, думать, что все рыцари носили белые плащи. Многие из них не надевали белые тамплиерские одежды, а лишь пришивали красный крест, причем по обычаю на грудь, когда выступали в крестовый поход, и на спину — когда покидали Святую землю.

Орден тамплиеров с самого момента основания отличался двойственностью: он был и военным, и монашеским, что теоретически было невозможным, поскольку монахи не могли нарушать заповеди, среди которых «не убий». Однако тамплиеры смогли объединить эти взаимоисключающие понятия. Все члены ордена приносили монашеские обеты: бедности, непорочности и послушания. Однако, согласно уставу, они освобождались от исполнения части заповедей и служб, поскольку должны были защищать жизнь и свободу святых мест и христианских паломников. Членом ордена мог стать только неженатый мужчина: холостяк, вдовец или монах, причем только свободный — рыцарь, землевладелец или горожанин, феодал или князь. В приеме в орден рыцарю могли и отказать, если полагали, что его присутствие может принести неприятности, например если кредиторы начнут требовать его долги. Национальность претендента не играла особой роли, хотя большинство тамплиеров, как мы уже упоминали, были французами. Категорически воспрещалось принимать в орден только евреев. Среди тамплиеров были и обычные священники, которые отправляли церковные службы. Перед каждой битвой они исповедовали братьев-рыцарей и совершали таинство евхаристии. Священники также опекали больницы ордена. Кстати, тамплиеры имели лучших в Европе хирургов. Всем необходимым орден обеспечивал себя самостоятельно, все повседневные работы и тяготы быта ложились на плечи братьев-тружеников, которых было в несколько раз больше, чем рыцарей, но права их в ордене были очень незначительны.

Однако уже через несколько лет после основания рыцари-тамплиеры уделяли охране паломников минимальные силы и внимание. Главной целью ордена стало приобретение богатства и влияния. Очень скоро в Святой земле появились поговорки «пьет как тамплиер» и «ругается как тамплиер». Рыцари, воевавшие с сарацинами, не отказывали себе в удовольствиях, одновременно грабя не только неверных, но и единоверцев и захватывая толпы рабов, которых или использовали в ордене наряду с животными, или выгодно продавали.

Потеря Иерусалима в 1244 г. не слишком повлияла на деятельность тамплиеров. В XIII в. орден достиг пика военного, политического и экономического могущества. Тамплиерам принадлежало около пяти тысяч командорств, замков, поместий и странноприимных домов, из них 53 крепости находились в азиатских владениях крестоносцев. В ордене насчитывалось примерно 15 тысяч рыцарей. Им принадлежала первая и крупнейшая банковская система, которой охотно пользовались и церковные, и светские власти. Вначале банковские операции должны были лишь обеспечить поддержку пилигримам и безопасность их средствам, но вскоре давать в долг путешественникам или принимать имущество на хранение стало обычаем. Деньги пускались в рост и приносили немалый доход. К деньгам тамплиеры относились очень строго. Честность была их торговой маркой. Многочисленная и хорошо обученная армия ордена позволила создать обширную сеть торговли между Европой, Иерусалимом и другими государствами Востока и эффективно управлять ею. Сильный собственный флот сделал проложенные орденом торговые пути практически единственным безопасным способом вести торговлю с Востоком, то есть тамплиеры стали, по сути, монопольными владельцами всех прав на торговлю с мусульманами. Это приносило в казну ордена огромные суммы и… безумно раздражало церковные и светские власти, которые начали опасаться могущественной силы, вдруг появившейся в Европе и претендовавшей на господство. Храмовники разработали действенную и простую систему для перевода денежных средств — любой желающий мог положить деньги на «счет» в одной стране и получить их в другой, предъявив письменное уведомление. Именно тамплиеры ввели в обращение банковские чеки, которыми пользуются во всем мире и сегодня.

В довершение всего орден был совершенно независим от любых территориальных светских и церковных властей. Выгнать из жилища или отнять имущество храмовника не могли даже по приказу иерусалимского короля — на то нужно было особое распоряжение Папы Римского. Более того, подчинение тамплиеров понтифику было скорее номинальным, чем фактическим. Сперва они добились права без консультации с Папой изменять и дополнять орденские правила, а потом, когда их финансовая империя охватила всю Европу, Папа попросту стал их должником и не горел желанием ссориться с кредитором.

Фактически орден стал первой в истории международной организацией, опирающейся на военную силу и разветвленную финансовую сеть. При этом все свои действия тамплиеры совершали под покровом тайны и никто не мог заранее узнать об их планах. Таинственность и могущество вызывали сначала скрытую, а позже и явную неприязнь Церкви и монархов. Особенно сильные опасения внушали тамплиеры королю Франции Филиппу IV Красивому, поскольку именно там орден был наиболее силен. Завладеть орденом изнутри, став одним из его руководителей, королю не удалось, поэтому он решил уничтожить опасных конкурентов.

По приказу короля его духовник (являвшийся также Великим инквизитором Франции) Гийом Парижский начал собирать компрометирующую тамплиеров информацию, используя в качестве осведомителей и свидетелей изгнанных из ордена рыцарей. К 1307 г. список обвинений был готов, гонцы с тайным приказом короля отправились во все концы страны, и 13 сентября 1307 г. королевские войска захватили все замки тамплиеров в стране. Тампль, сердце ордена в Париже, был сдан без боя — рыцари открыли ворота и впустили стражу. За несколько последующих дней были арестованы более пятисот рыцарей.

Все прекрасно понимали, что причины ареста тамплиеров были исключительно политическими, но храмовникам предъявили обвинение… в чернокнижии и богохульстве. Были созданы церковные комиссии, в которые входили епископы и представители нищенствующих орденов: кармелиты, францисканцы и доминиканцы. Поскольку цистерцианцы и бенедиктинцы участвовали в основании ордена, их отстранили от следствия. На допросах тамплиеры категорически отвергали обвинения. Прежде всего их обвиняли… в содомском грехе, который якобы поощрялся руководителями ордена. Тамплиеры не отрицали, что на церемонии посвящения неофита целовали в пупок, копчик и в губы. Никто не мог объяснить смысла этого обряда: не посвященные в таинства ордена сами не понимали его, копируя действия старших, а те, кто был допущен к тайным знаниям, не торопились делиться ими с судьями. Командоры на допросах признали, что новичкам грубовато советовали: «Если тебе будет холодно — согреешься с братьями», но подобные шутки среди воинов были в ходу не только у тамплиеров. Более серьезным было другое обвинение. На основании свидетельств изгнанных рыцарей и добытых под пытками признаний храмовников обвиняли в том, что они отрицали распятие Христа и плевали на крест. На это обвинение тамплиеры возразить не могли. Действительно, новичкам, принимаемым в орден, говорили, что Иисус не был распят и что крест — не святой символ, а орудие смерти. После этого новичок должен был плюнуть на крест. Обвиняли тамплиеров и в идолопоклонстве, поскольку практически в каждом приорстве был свой «идол» — так называемые «головы Бафомета», сделанные из бронзы головы, которые иногда имели три лица, рога, инкрустированные драгоценностями глаза. У тамплиеров эти артефакты считались символами богатства и процветания, но судьи без труда увидели в них свидетельство поклонения дьяволу. Приговор был однозначным — дьяволопоклонники, алхимики и ростовщики должны быть уничтожены, что как нельзя больше устраивало Папу и короля Франции. Следствие затянулось на семь лет, причем судей и следователей, проявлявших даже не симпатию, а просто объективность по отношению к тамплиерам, сразу же отстраняли и заменяли более «покладистыми». Рыцарей, отказывавшихся на суде от вырванных под пытками показаний, немедленно отправляли на костер.

Папа Климент V, начавший по приказу Филиппа процесс против тамплиеров, долго отказывался вынести окончательное решение. Только угроза короля Франции организовать процесс по обвинению его предшественника Бонифация VIII в ереси и богохульстве заставила понтифика принять роковое решение. По сути, Папа «обменял» тамплиеров на сохранение принципа непогрешимости Папы. 18 марта 1314 г. дело тамплиеров было завершено. На острове Ситэ были сожжены последний Великий магистр Жак де Моле и второй человек в орденской иерархии, приор Нормандии Жоффруа де Шарнэ. Этот пасмурный день ознаменовался удивительным событием — Великий магистр Жак де Моле повернулся к Гийому Парижскому, закончившему читать приговор, и заговорил. Присутствующим на казни на мгновение показалось, что его голосом говорит какая-то высшая сила. Старик сказал: «Мы виновны перед Всевышним, но не признаем себя виновными в том, в чем судьи нас обвинили. Мы виновны в том, что дух наш был слабее плоти и под пытками оклеветали мы орден Храма Господнего в Иерусалиме». Судьи трибунала переглянулись. После недолгого совещания Гийом Парижский объявил: «Поскольку эти еретики не раскаялись, продолжают упорствовать и изрыгать хулу на святую нашу матерь Церковь, мы отступаемся от них и передаем в руки светских властей». Когда костер разгорелся, Магистр громко сказал: «Папа Римский Климент V, через сорок дней ты придешь ко мне. Король Франции Филипп IV, менее чем через год ты присоединишься к нам». Больше он не издал ни единого звука.

Предсказание Жака де Моле исполнилось в точности. 20 апреля, терзаемый ужасными болями, умер Папа Климент — лекари, пытаясь излечить понтифика от болей в животе, прописали ему толченые изумруды, которые разорвали ему кишечник. В ноябре Филипп IV на охоте упал с лошади, повредив позвоночник. Парализованного монарха привезли во дворец, где он через несколько дней и умер. Тут же в государстве начались распри, наследники стали делить власть. Сыновья Филиппа IV один за другим умерли бездетными, и на трон Французского королевства начал претендовать Эдуард Английский. Война между Англией и Францией затянулась более чем на сто лет. Страна, погубившая рыцарей Храма, сама едва не перестала существовать. Некоторые мистики полагают, что только искупительная жертва Орлеанской девы спасла Францию от окончательной гибели.

В других европейских государствах монархи не менее охотно, чем Филипп Красивый, захватывали владения опального ордена. В Италии указаниям Папы уничтожить еретиков правители последовали безоговорочно, однако на костры взошли лишь несколько храмовников, а в Германии и вовсе ограничились конфискацией имущества. Некоторые исследователи даже выдвинули предположение, что масонство было основано ушедшими в подполье тамплиерами. Как ни удивительно, и сейчас мы практически ежедневно сталкиваемся с символикой тамплиеров, ведь их эмблема — красный крест на белом поле — является знаком международного Красного Креста.

Что же касается серебра и золота, которыми якобы владел всемогущий орден, то найти его не удалось. Ни суд, ни инквизиция, ни следователи, ни историки так и не смогли отыскать следы богатства тамплиеров.

via

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *